sergofan_prok (sergofan_prok) wrote,
sergofan_prok
sergofan_prok

Category:

ЖИЗНЬ ДО ГРЕХОПАДЕНИЯ

Жизнь до грехопадения

                                              Грустная участь бляди –
                                   платить за минутные удовольствия
                                   огромными потерями и постоянными унижениями…

                                      Братья Вайнеры, «Петля и камень на зелёной траве»


Прости меня именно
За то, что я выменял
Тебя на одну минуту прошлого.
За что на мою свалилась голову
Внезапная эта ностальгия?


Недавно твой нынешний ёбарь написал мне, что я смешон со своими дневниковыми Интернет-излияниями трёхлетней давности. И я подумал: хули, я действительно способен вызывать только хохот окружающих. Благодаря тебе я столько раз за последние восемь лет ставил себя в идиотское положение, что даже начал находить в этом какое-то мазохистское удовольствие. А раз так, неужели я откажу себе ещё в одной маленькой радости – если это невозможно сделать в реальности, так хотя бы виртуально поздравить любимую женщину с днём рождения, тем более, что дата особенная – 33 года: время расцвета женской привлекательности, когда все нормальные тётки уже по десятку лет пребывают замужем и растят ребёнка, а то и не одного. Ты же, родная моя, всё ещё болтаешься по жизни, как цветок в проруби, не в состоянии пристать к какому-либо твёрдому берегу.



Твой очередной ёбарь, очевидно, так и воспринимает тебя – как яркий цветок, нежное создание и практически девственницу. Ему это простительно: он ещё переживает первый, самый романтический период ваших отношений, идеализирует тебя и ебёт при каждом удобном случае. Бедный придурок, он ведь не знает столько лет тебя, сколько знаю я, и ты пока ни разу не успела предать его. У чувачка всё это ещё впереди, и я ему сочувствую.

Ты рассказывала мне, что была целкой до девятнадцати лет. Как ни странно, в этом я тебе верю: у тебя юной ещё имелись в наличии какие-то зачатки совести, идеалы и настоящие чувства. Ты была влюблена в своего одноклассника – хоть и оленевода, но, судя по всему, неглупого парнишку, любимца публики и тёлок. Несколько лет ты вздыхала по нему и была потрясена, когда он всё-таки обратил своё внимание на тебя – гадкого рыжего утёнка. Ваши отношения длились несколько лет, а в свой девятнадцатый день рождения ты запланировала и решилась преподнести самой себе царский подарок – живой хуй любимого мужчины. После романтического вечера вдвоём он и заломал тебе целяк. Какое-то время вы учились в одном институте краевого центра, недолго пытались жить вместе, и в какой-то момент неопытный парнишка даже обрюхатил тебя – впервые в твоей жизни. Вряд ли, подзалетев, ты думала тогда всерьёз о материнстве. Может, и родила бы по залёту, как многие другие дуры, если бы не мамка, которая едва ли не под конвоем погнала тебя на аборт. Возможно, тогда ты и совершила своё первое настоящее предательство? Себя, своего парня, своего нерождённого ребёнка.

О мамке твоей и о семье твоей я должен обязательно сказать здесь пару слов, ибо в моём поздравлении и то, и другое появится не однажды. Ещё на совсем молоденькой, на будущей мамке женился её бывший школьный учитель. Насколько я могу судить (с ним живым встретиться мне, к сожалению, не удалось), отец твой был здравым мужиком, порядочным, добрым, любящим. Я видел толстые пачки писем, которые он писал своей молодой жене из армии все два года – так может поступать только по-настоящему влюблённый мужчина. У них родилась ты, а через несколько лет – сын.

И всё было бы прекрасно в этой обычной советской семье, если бы твой отец не любил выпить. Дальше – больше, это переросло в алкоголизм. Зная множество подобных случаев, я уверен: вина за судьбу мужа-алкоголика в немалой степени лежит на твоей мамке. Женщина, которая любит самоотверженно, не даст своему мужчине поддаться болезни, она зубами будет каждодневно вытягивать его из трясины. Твоя же, мамка, судя по всему, занятая текущими заботами и своими фантазиями, которыми всегда была полна её бедная голова, позволила процессу прогрессировать. Более того, она принялась блядовать на стороне, найдя себе женатого коммерсанта. В итоге родители твои развелись. Увести коммерсанта из семьи мамке ума не хватило, но он хотя бы несколько лет подогревал её саму и её детей в материальном плане. Для девяностых годов это было актуально.

Отец же твой за десятилетие одинокой жизни деградировал всё больше и больше, пока в один из декабрьских дней его сердце не остановилось в пустой квартире, где он жил, оставленный и забытый бывшей женой и своими детьми. Ты не считаешь, что это было твоё второе предательство? Ты предала человека, который произвёл тебя на свет, который возился с тобой, маленькой пиздюшкой, и внёс в тебя столько хорошего, что я часто поминал его добрым словом. Мёртвый отец твой пролежал в запертой тёплой квартире, самое малое, недели две. Я приезжал вместе с тобой хоронить его синий раздутый полусгнивший труп. Мне было искренне жаль покойного, а мамка твоя брезгливо воротила нос от неприятного запаха. Интересно, считала ли она, что твой отец воняет, когда шла с ним в загс, ездила отдыхать на моря или кувыркалась в постели? Просто всё это было прочно забыто ею, ведь чувство благодарности за сделанное вам добро никогда не было характерно для членов вашей семьи. Кстати, у сестры твоей мамки история повторилась один в один: она тоже разошлась со своим мужем, который впоследствии запился и умер в полной нищете. Интересно, это ваше родовое проклятие или семейная склонность к предательству, расплачиваются за которую, увы, другие?

Но вернёмся к тебе. Когда твой парень сорвал пломбу на твоей пизде, такое ощущение, что сорвались ограничители и в твоих мозгах. Или тебя понесло уже после аборта? Как-то однажды мамка по турпутёвке за счёт своего коммерсюги отправила тебя отдыхать на Кипр. Там ты познакомилась с обезьяноподобным индонезийцем – в обнимку с ним ты красуешься на своих старых фотографиях. Ты всегда утверждала, что у вас с ним были чисто платонические отношения, но бережно хранила пару золотых вещиц, подаренных этим гориллой. Стал бы мужчина дарить золото не выебанной им девице, а просто так – по доброте широкой индонезийской души? Сомневаюсь. Скорее, это была косвенная предоплата за еблю либо благодарность за неё – после ебли.

С оленеводом твоим у тебя мало-помалу всё пошло наперекосяк. Причины этого мне неведомы, а добиться правды от тебя всегда было дохлым номером. Кто знает, может он первым из твоих мужчин понял твою человеческую ненадёжность, может, прихватил тебя на каком-то предательстве, может, ему просто разонравились твои худосочные прелести. Как бы то ни было, парниша схлестнулся с другой вашей бывшей одноклассницей, обладавшей большими сиськами и мощной жопой, женился на ней и заделал ребёнка. Вот так впервые не ты кого-то, а тебя кинули всерьёз.

Вверх да по лестнице – так безмятежно
Плещется небо, да нам не летать.
Знаешь ли, милая, жизнь неизбежна.
Хватит мечтать, знаешь, хватит мечтать.
Вниз под алтарь закатилось колечко.
Милость, немилость, да нам не достать.
Знаешь ли, милая, ты не любила.
Хватит мечтать, знаешь, хватит мечтать.

Ты была в полном шоке, тебе было хуёво, у тебя даже опухоль на груди начала расти. И тут ты опробовала сценарий, который потом проигрывала в своей жизни неоднократно – при возникновении всякой сложной проблемы. Ты уговорила мамку, и та отправила тебя завершать высшее образование в Кемерово. Бежать от проблем не только внутренне, но и физически, в пространстве, постепенно стало для тебя привычкой.

Ты закончила институт, устроилась бухгалтером в небольшую контору и сняла крохотную комнатку в общежитии. Однако жить обычной жизнью, какой живут все девушки, тебе было скучно: хотелось приключений, и манда чесалась. Ты нашла где-то объявление молодого итальянца, желавшего познакомиться с русской девушкой, и какое-то время переписывалась с ним, видимо, памятуя о своём романе с индонезийцем. Я видел у тебя забавную бумажку: готовясь к телефонному разговору с итальяшкой, ты записала кучу своих возможных ответов на английском – в зависимости от того, куда двинется ваша беседа. Однако окучивать иностранцев, находясь во глубине России, было делом утомительным и дорогостоящим, поэтому ты переключилась на соотечественников. Ты размещала свои объявления в газетах и переписывалась с мужчинками из разных городов, переживая эпистолярные романы на бумаге. Быстро ты поняла, что такие отношения не дают ничего реального, и ещё более сузила ареал своих поисков. Вскоре у тебя был уже первый (известный мне, по крайней мере) кемеровский ёбарь – женатый сотрудник КГБ, который время от времени наезжал потаптывать тебя втайне от своей бабы. У меня есть забавная фотка, снятая тобой: наёбшийся довольный кэгэбушник сидит голый в кресле, с хуем наперевес. Потом ты нашла ещё одного урода – усатого врача-гинеколога. Тот то ли окончательно ёбнулся на почве своей профессии, то ли от постоянного созерцания голых баб потерял способность к обычному сексу и промышлял по городу тем, что лизал пизды всем желающим женщинам, находя их по объявлениям. Нашёл и тебя, ведь куннилингус тебе нравился всегда.

Этих мужиков тебе, видимо, казалось мало, и ты не оставляла своих поисков. Я нашёл твоё объявление случайно на одном из иностранных сайтов и написал тебе. Так мы познакомились. Кстати, через какое-то время я обнаружил твои анкеты ещё на парочке уже российских ебальных досок, висящих в Интернете. Отлов мужиков ты вела массированно, как настоящий артиллерист, хотя, честно говоря, все эти твои лихорадочные и бестолковые поиски новых ёбарей кажутся мне смешными и вызывающими только жалость. Ты не выбирала обычного мужчину из тех, что рядом, ты жила фантазиями: точно так же твоя постаревшая и сморщившаяся мамка через десяток лет будет мечтать о поездке в Москву на передачу «Давай поженимся» – в поисках мужа…

Я пишу вам письмо, а под каждой строкою – аккорды.
Я расклею его по задворкам вечерних газет.

Вы прочтёте, и, может быть, этот мир, неоправданно твёрдый,
Улыбнётся и вдруг даст нам взлёт на одной полосе.

Два месяца мы с тобой переписывались по Интернету, и все два месяца я жил этими письмами. Одичавший от того, что у меня долгое время не было по-настоящему близкой мне женщины, на которую я мог бы выплеснуть всю накопившуюся во мне заботу и ласку, я увидел эту женщину в тебе. Сегодня, когда я перечитываю свои письма того периода, видно, насколько безоглядно искренним и доверчивым по отношению к тебе я был в них.

Мы увиделись в реальности, и всё закрутилось. После первой же ночи с тобой я понял, что случилось чудо: химия, которая, я уверен, определяет 90% любви, сработала, и мне по хую уже были твои жалкие одёжки, грудь минус первого размера и недетская пустоголовость. Я всерьёз влюбился в тебя.

Из грязи, из болота я
Тащил тебя, вытаскивал.
Тобой занялся плотно я,
Всё мыл да ополаскивал.
А стала полнокровная,
Как за углом пельменная,
Я думал: ты – любовь моя.
А ты – обыкновенная.

Ты в те годы и впрямь была очень забавна: без нескольких зубов во рту, крашеная в дебильный апельсиново-рыжий цвет, безвкусно и бедно одетая, в громоздкой зелёной (!) шубе и вытертых на коленях колготках. При всём том, что ты очень миленькая, красавицей ты никогда не была (ну, разве что сразу после секса). Мыслить какими-то стратегическими категориями на будущее ты была тотально неспособна. Да что там – в твоей голове до сих пор не держатся имена, названия и прочая история с географией. Но для меня ни тогда, ни сейчас это значения не имело: меня с головой накрыла любовь. У меня даже изменился стандарт женской привлекательности. Боюсь, что навсегда: я до сих пор торчу от худых пигалиц с определённым типом лица, похожим на твоё.

Жизнерадостная, лёгкая, добрая, покладистая, хрупкая до беззащитности, – ты внесла в мою жизнь полноту, свет и смысл. Я любил гладить тебя и носить на руках, как маленькую. Я обожал гулять с тобой по улицам, называл тебя дочей и лолиткой, а ты меня – папочкой. Я и заботился о тебе совсем по-отцовски: водил по театрам, приносил книжки, помогал перевозить вещи с одной съёмной квартиры на другую. Мы были голыми и невинными, как Адам и Ева до грехопадения. Так продолжалось около полугода, пока не прозвенел первый звоночек, который я в своём любовном ослеплении проигнорировал.

А в год, когда по пятницам
Опять пошли свидания,
Я думал: всё наладится,
И плакал на прощание.
Любимая, желанная,
Родная моя, верная,
Я думал: ты – жена моя.
А ты – обыкновенная.

Меня посадили. Ещё с середины девяностых в отношении меня тянулось длинное и запутанное уголовное дело, вины своей в котором я не признавал. До этого я уже два года пробыл в тюрьме, потом на пару лет меня выпустили на волю, но судебные процессы всё тянулись и тянулись, выматывая меня. На одном из таких заседаний судья, которому я показал зубы, вспылил и взял меня под стражу. Я сумел сообщить тебе, что меня отправляют в тюрьму. Там я пробыл недели три, и всё это время вдвойне тосковал о свободе, потому что на свободе осталась ты. Мы обменялись с тобой парой писем. Я с удивлением прочёл в твоём письме, что ты со своими подружками-блядёшками весело проводишь время в моё отсутствие: вы пили пивко, любовались фейерверками на городском празднике, а потом поехали к кому-то на дачу – отдыхать в бане. Тогда во мне впервые слабо шевельнулся ужас: я не мог себе представить, что девушка, у которой посадили – хорошо, пусть не любимого, но в чём-то дорогого – человека, способна назавтра отряхнуться, как ни в чём не бывало, и податься на поиски развлечений. Хули, время декабристских жён минуло.

Впрочем, меня быстро выпустили, и я на радостях легко простил тебе твою оплошность, списав это на молодость и неопытность. Всё понеслось дальше: прогулки по городу, купания на летнем пляже, незабываемый для меня секс. Кстати, именно тогда я научил тебя кончать нормальным образом. До того времени ты испытывала лишь клиторальный оргазм, плохо чувствуя вагинальный, но я исправил ситуацию – на радость будущим твоим ебарям.

Осенью меня посадили опять и осудили уже окончательно. В ожидании рассмотрения кассационной жалобы и отправки в зону я несколько месяцев пробыл в тюрьме. Всё это время ты приезжала ко мне с передачами, и мы очень плотно переписывались с тобой. В этой переписке я честно рассказывал тебе о себе, о своих взглядах на жизнь, на семью, пытался выяснить твои представления обо всём этом. Я уже знал – и писал тебе об этом прямо, – что хочу быть с тобой и, освободившись, обязательно заберу тебя в свою жизнь.

Не надо думать, что всё обойдётся.
Не напрягайся, не думай об этом.
Всё будет круто, всё перевернётся.
То, что тебя касается,
То, что меня касается, –
Всё только начинается…

Это мне удалось через полгода. Я окончательно вышел на свободу, заехал в свою квартиру лишь для того, чтобы помыться и переодеться, а потом ушёл к тебе. Жить. Для меня это было естественным продолжением наших отношений – проводить вместе с тобой 25 часов в сутки: есть, спать, гулять, разговаривать, выпивать, ходить по магазинам за покупками. Я мечтал о жизни с любимой женщиной, и я её обрёл. Меня не интересовал карьерный рост, я не стремился заработать кучу бабок, мне не нужны были какие-то кореша, я и думать позабыл о том, что на свете существуют другие женщины, ведь у меня была ты. Правда, для тебя самой не всё было так радужно. Поселившись с тобой, я невольно ущемил твою личную свободу, как ты её понимала, ведь тебе надо было соотносить свою жизнь с моей, в чём-то ограничивать себя, чем-то поступаться. Ты рассказывала потом, что первое время даже бегала поплакать в ванную. Но потом всё наладилось, и несколько месяцев мы жили душа в душу...

НАЧАЛО ЦИКЛА
«САМОЕ ДЛИННОЕ ПОЗДРАВЛЕНИЕ ДЛЯ САМОЙ ЛЮБИМОЙ БЛЯДИ МОЕЙ»:

КАК Я ПОТЕРЯЛ ИНТЕРНЕТ-НЕВИННОСТЬ


ПРОДОЛЖЕНИЕ ИСТОРИИ:

ЖИЗНЬ ПОСЛЕ СМЕРТИ

СМЕРТЬ ПОСЛЕ СМЕРТИ

СМЕРТЬ ПОСЛЕ ЖИЗНИ

ЗАБВЕНИЕ

ОЧЕНЬ ЛИЧНОЕ И СОВСЕМ ЗИМНЕЕ



Tags: Кемерово, Лолита, Россия, Сергофан Прокудин, Сибирь, Хакасия, блядки, блядство, блядь, бухло, воспоминания, ебать, ебля, женщина, интрига, история любви, ложь, любовь, минет, мои меамуры, мурочка, отчаяние, пизда, пиздец, праздник, предательство, сайт знакомств, секс, тюрьма, хуй
Subscribe

promo sergofan_prok september 1, 2015 11:12 20
Buy for 50 tokens
Всю свою жизнь я стремился дистанцироваться от игр в демократию, будь то декоративное народовластие советского розлива либо новорусские свободные выборы по ельцинско-путинскому образцу. Здравый смысл и заветы предков-староверов убеждали меня не связываться с политическими напёрсточниками…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 47 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →