sergofan_prok (sergofan_prok) wrote,
sergofan_prok
sergofan_prok

Category:

СМЕРТЬ ПОСЛЕ СМЕРТИ

Смерть после смерти

Золушка танцует танго при дворе,
Золушке к лицу её алмазное колье.
Счастие со страхом, суть – бурлящая река,
Обернётся крахом, но это в полночь, а пока…
А пока будь нежной, верь, живи наоборот:
Счастье очень редкий зверь и долго не живёт.
Отражаясь в лицах каплей чистою росы,
Счастье испарится, но лишь когда пробьют часы.

Вот только время от времени ты заявляла, что в гости меня не приглашаешь, что тебе хочется посвятить время себе, любимой, и я понимал: в эти дни у тебя назначены свидания с твоим ебарьком (о новокузнецком ёбаре я тогда не подозревал и в самых страшных фантазиях). Вот только на свой юбилейный день рождения ты демонстративно меня не пригласила, и я понимал – почему: в гости ожидался твой параллельный хуй. Я всё-таки купил подарок и цветы и заявился рано вечером, с приходом первых гостей, чтобы поздравить тебя. Наряженная в красивое платье, как у Золушки на королевском балу, ты встретила меня в прихожей и пришла в замешательство: а вдруг я начну напрашиваться за праздничный стол? Вот будет гросс шкандаль! Впрочем, ничего подобного делать я не собирался и, вручив принесённое, откланялся. В спину мне била весёлая музыка и ржали бляди.


В тот период мне было всё равно. Я настолько изголодался по тебе, что меня устраивало ебать тебя по графику с другим ёбарем, тем более, что я понимал: и я, и он нужны тебе в этот период жизни лишь для того, чтобы твоя кровушка играла веселей, да пизда от перемены хуёв была повлажней.

В январе следующего года у тебя сорвало крышу. Ты стала доёбываться до меня с бесконечными предложениями заделать тебе ребёнка. Я был в недоумении: о каком ребёнке может идти речь, если, кроме качественной ебли, у нас не намечается никакого совместного настоящего и будущего? Естественно, я отказался. Для меня приемлемо рождение ребёнка лишь в настоящей семье, скреплённой любовью и верностью. А по скоренькой наебать пиздёныша, как собачки в подворотне, – увольте. Ебарёк же твой оказался более покладистым и однажды по пьянке законопатил-таки тебе дырку.

И первый приступ тошноты
Сменяет ужас пустоты.
Это всё сменяет радость,
Что в постели – только ты.
А в голове – бокал вина,
А за окном – твоя страна
Цвета мокрого асфальта,
Обалдевшая от сна.

Об этом ты узнала через месяц и сперва испугалась. Ты попыталась было рассказывать мне сказки, будто этот выблядок – мой, но я быстренько поставил тебя на место. После этого известия твоя жизнь в моей жизни закончилась для меня. Твоё перманентное предательство завершилось большой и жирной кляксой. Сильнее ёбнуть меня мордой в грязь было просто невозможно. Я предложил тебе лишь один приемлемый выход из ситуации: ты делаешь аборт, потом мы всерьёз обсуждаем все вопросы, после чего начинаем жить вместе – по-настоящему, по-человечески, потому что воспитывать отрыжку чужого немытого хуя для меня было попросту невозможно. Но тебя заусило. В безумных мечтах ты уже была мамочкой, а ебарёк наконец-то уходил к тебе из своей семьи, и потому ты попросту послала меня. Я поднялся и ушёл.

Та весна и то лето были чёрными для меня. Я много пил и ебал всё, что попадалось под хуй. Мне хотелось только одного – забыться самому и забыть тебя, чтобы продолжить жить как-то дальше. Признаюсь, это я сдвинул ситуацию с мёртвой точки, сообщив жене твоего ебарька о том, что вы ебётесь за её спиной. Баба охуела и начала битву за мужа. Слабовольный ебарёк, который и без того уже давно не горел желанием бросать семью, и которого ты донимала требованиями исполнять данные тебе обещания, – вовсе сдулся, предал и бросил тебя. Ты снова вспомнила обо мне, пару раз встречалась со мной, понимая, что сделала неверный выбор, и осознавая всю необратимость ситуации. Ты даже трогательно подарила мне рубашку своего отца. Однако тебе, беременной чужим выблядком, я уже ничего не хотел и не мог обещать.

Золушка рыдает дни и ночи напролёт:
Отчего звезда любви в кармане не живёт?
Отчего зимою мир любовью не согрет?
Отчего в сердцах порой любви и вовсе нет?

Помню, как-то однажды, крепко выпив, я заехал к тебе в гости без предупреждения. Ты неподдельно обрадовалась моему появлению и начала суетиться на кухне, чтобы накормить меня какими-то лепёшками, которые пекла тут же. Маленькая, брюхатая, с узлами варикозных вен на тоненьких ножках, ты была потерянной и беззащитной настолько, что у меня скулы сводило от сожаления. Вечером ты постелила мне на диване, а, когда я лёг, пришла ко мне, опустилась на колени и долго сосала мой хуй, а я изо всех сил сдерживался, закусив губу, чтобы не разрыдаться от жалости к тебе.

Знать бы хотя бы – где ты, с кем ты?
Тепло ли там, на твоей планете?
Слать бы тебе конверты – «Кай – Герде»:
Кубики изо льда, прямиком в никуда.
Знать бы хотя бы – с кем ты, как ты?
Честно кормлю кота, поливаю кактус.
В гости к тебе идти по парапету
И не верить бреду, что тебя нету.

Всё закончилось, и надо было как-то собирать себя по кусочкам, чтобы жить дальше. После череды беспонтовых попыток я нашёл себе маленькую и худенькую девчонку, даже младше тебя по возрасту, с которой у нас всё замечательно получалось в постели, и в квартире которой я стал проводить все ночи напролёт. Это не было любовью с моей стороны – это было попыткой выбраться из затянувшегося морока. У девчонки были определённые странности в характере, но с этим (особенно после твоих-то закидонов!) можно было свыкнуться, и мы с ней уже всерьёз обсуждали моё знакомство с её родителями, а я готовился переехать к ней – чтобы попробовать жить вместе.

За пару дней до этого, готовясь ко сну в её спальне, я получил СМС от тебя. Ты извещала о том, что потеряла ребёнка и проклинала меня как его убийцу. За месяц-полтора до родов твой выблядок перестал шевелиться в тебе и сдох. Доктора забрали тебя в роддом, вызвали искусственные роды, и ты исторгла из себя синий дохлый ошмёток мяса. Что примечательно, ты не захотела посмотреть на своего мёртвого ребёнка, не захотела забрать и похоронить его – ты просто собралась и ушла. Это очень показательно. Более того, через пару недель ты собралась и поехала по турпутёвке в Питер – развеяться и полюбоваться историческими достопримечательностями. Вполне знакомая и предсказуемая реакция на любую серьёзную проблему – физическое бегство.

Это был неравный бой
Между небом и людьми,
Между сердцем и судьбой –
Под названьем «се ля ви».
Победитель будет прав,
Побеждённый – просто жив.
Остальное – лишь игра
Под названьем «се ля ви».

Что случилось тогда в твоём организме – неизвестно. Возможно, твоему тщедушному тельцу не хватило жизненных сил на полноценное вынашивание ребёнка. Возможно, ты переволновалась в ходе разборок с женой твоего ебарька, и это смертельно отразилось на плоде. Я склонен объяснять всё иначе: бог просто отомстил тебе за меня, брякнув тебя изо всех сил об хуй. Он лишил тебя того, к чему ты так стремилась, идя по головам и предавая любящего тебя человека. Закономерный и вполне справедливый результат, я считаю.

А что сделал я? Я провёл ту ночь без сна, не прикоснувшись в постели к своей девчонке, а утром поднялся и ушёл от неё. Навсегда. Больше ни разу я её не видел. Это – поступок. Чтобы совершить его, надо было иметь твёрдые яйца и по-настоящему любить тебя. Вот сейчас, прямо сейчас я говорю тебе, что люблю тебя и готов на всё, лишь бы снова быть вместе с тобой! Выставишь ли ты назавтра своего ёбаря за дверь, чтобы сделать шаг навстречу мне? Очень сомневаюсь. Точнее, даже не сомневаюсь: ты этого не сделаешь.

Я же на тот момент не имел в активе ничего, кроме этого известия и твоих бессвязных проклятий. Но я сразу понял, что пытаться выстраивать жизнь с другой женщиной, любя тебя и получив опять единственный шанс из тысячи на то, что мы сможем быть вместе, – станет нечестным, так что лучше порвать это сразу и навсегда. Я снова уселся в своей конуре и начал ждать тебя. Через пару недель ты прислала мне СМС со своей стандартной просьбой – поебаться, и я пригласил тебя. Ты приехала ко мне поздно вечером, жалкая, опустошённая, и мы, не зажигая света, легли в постель. Произошло то, на что я и не думал надеяться – ты вернулась ко мне, и даже твоя раздавшаяся вширь, хлюпающая после родов пизда не вызывала во мне неприятных чувств.

Буду с тобой в радости
И в минуты слабости,
Буду без тебя грустить
И в любви, и в ярости.
Как же тебя отпустить?
Если что не так – прости.
Буду с тобой, кем захочешь, –
Только не уходи.

Случилось то, что бывало всегда. Пережив очередной крах, ты метнулась к тому, кто – ты знала – примет тебя и простит, даже после всей грязи и предательств. Ты не ошиблась. Мы снова начали встречаться, то у тебя, то у меня, и я понемногу возвращал тебе уверенность в себя, ощущение того, что ты по-прежнему красива, желанна и любима – всё то, чего тебе так не хватало в этот тяжёлый период жизни. Ты сама начала говорить мне о том, что раскаялась в своём беспутстве, что ты крестилась и была на исповеди, что ты хочешь жить со мной и быть мне верной любящей женой, родить ребёнка только от меня. Не скрою, для меня это было огромной радостью, но, как пуганая ворона, боящаяся любого куста, я уже остерегался оказаться спиной к тебе. Я поставил условие: год мы живём просто так, без загса, без детей, и всё это время я наблюдаю за твоим поведением. Если ты реальными поступками докажешь мне свою любовь и преданность – у нас будет всё. Ты согласилась, добавив лишь, что в будущем не станешь жить со мной, если мы не заведём ребёнка, и я понял, что идея-фикс в твоей голове после потери только окрепла.

Тогда я думал: неужели и после этого она неспособна остановиться и жить по-человечески? Ведь такое потрясение наконец-то должно было образумить её! Если и сейчас она не будет готова на всё ради нашей семейной жизни – значит, я имею дело с выродком человеческим, с уёбком в женском обличии. Такого рода умозаключения убедили меня в том, что стоит взять тебя в свою жизнь. Я не собирался издеваться целый год над тобой и унижать тебя, я не держал в уме, чтобы ты делала мне ежедневно минет с проглотом, мыла каждый вечер мои ноги и пила эту воду. Я просто должен был ежечасно видеть твою любовь и заботу, верность и преданность мне, нашей общей семье. Более – ничего.

Нужно ль говорить о том, как жизнь моя текла
Через дни, и каждый день был светел.
Нужно ль говорить, что цепь событий привела меня
В дом, где я тебя случайно встретил.
Нужно ль говорить о том, как я тебя любил,
Нужно ль говорить, какие муки
Каждый миг в объятиях твоих мне приносил,
Каждый миг отчаянной разлуки.
Нужно ль говорить о том, что жизнь моя свелась
К ожиданью мига, где, возможно,
Или встречу смерть, или утихнет в сердце страсть –
И второе было безнадёжно.

После некоторых, признаюсь, непростых колебаний я собрал свои вещи и переехал жить к тебе. Этот год с копейками, прожитый вместе, стал для меня неподдельным и всепоглощающим счастьем. Каждое утро, просыпаясь, я не мог поверить в то, что мы вместе, что это ты посапываешь на моём плече. Материальные средства в тот период позволяли мне это, и, потеряв работу, я не стал устраиваться никуда, а просто жил тобой. Я как будто предчувствовал, что счастье не продлится долго, и стремился прожить каждый день с тобой, как последний, не отвлекаясь ни на что постороннее. Я впервые в своей жизни купил автомобиль. Для меня он был знаком стабильности, залогом нашего крепкого будущего, средством для того, чтобы помогать моим родителям, чтобы ежедневно возить тебя на работу и встречать вечерами с работы. Я готовил для нас изысканные кулинарные ужины, чтобы порадовать тебя, усталую после рабочего дня. Летом мы поехали на авто в гости на твою родину, а потом – в Горный Алтай, и я был счастлив, что именно я показываю тебе этот замечательный край, который полюбил. Я снова носил тебя на руках и ебал, как подорванный, навёрстывая потерянное за времена твоего предательства.

Какое-то время тебе звонили и писали твои бывшие ебаря, но ты демонстративно извещала их о том, что живёшь со мной. Долго ещё я опасался подходить на звонки городского телефона, чтобы не услышать в трубке мужского голоса. Я не пытался контролировать твою электронную переписку, общение в «Одноклассниках» и по аське, понимая всю бесполезность этой затеи. Я не копался в твоих бумагах, старался не заглядывать в твой телефон – лишь бы не нарушить возникшего хрупкого равновесия в нашей жизни. Хотя не обошлось и без неприятных моментов. Однажды я увидел, как в твоём дворе разворачивается машина твоего женатого ебарька. Прижал тебя к стене, и ты призналась, что тот пишет тебе письма по электронке, и на одно из них ты даже неосмотрительно ответила. Я надавал тебе пощёчин, начал вызванивать ебарька, устроил разборки, едва не закончившиеся кровопролитием, и наконец изгнал пидора со своей территории. Я видел в тот момент, что наши отношения действительно необходимы тебе, и был готов защищать их любой ценой.

По правде говоря, тот год ты прожила честно. Хочется верить в это, по крайней мере. Впрочем, если вдуматься, ты ничего не потеряла со мной, а лишь приобрела: ты осталась жить в своей квартире, а не переехала в мою бедную неустроенную берлогу, ты продолжила после выхода из декретного отпуска работать в хорошо знакомой тебе конторе, ты обрела постоянного любящего мужчину, ебущего тебя семь дней в неделю, ты сохранила всех подружаек, в гости к которым периодически таскала меня. Я тихо ненавидел их, почти всех. Я знал, что, по большому счёту, им по хую твоя судьба, что их привлекает лишь лёгкое и ни к чему не обязывающее общение с тобой, что в непростые минуты выбора ни одна из них не дала тебе дельного совета, наблюдая со стороны за твоей беспутной неразборчивой еблей и брюхатостью. Большинство из них было при мужьях и при детях, так что их наверняка прикалывали твои одинокие бестолковые метания по жизни, как мы смотрим комедии, чтобы поржать над теми, кто глупее нас. Ни одна из них в трудные моменты твоей жизни не поддержала тебя конкретным поступком, зато на всякого рода совместные пьянки-гулянки они охотно слетались, как мухи на свежее говно. Все эти суки из «Одноклассников», именуемые друзьями, горазды только слать тебе приветики и каментить твои фотки. А ещё я знал, что, улыбаясь мне в глаза, они точно так же улыбались и всем прочим твоим ебарям, с которыми ты знакомила их, а потом наверняка хихикали за моей спиной над старым идиотом, который после всего случившегося вновь принял тебя. Я был вежлив с ними, но был готов убить любую. Я предпочёл бы, чтобы ты перечеркнула все свои предыдущие контакты и начала всё с чистого листа, заведя наших общих друзей, но понимал, что для тебя это непредставимо, и смирился. А зря…

НАЧАЛО ЦИКЛА
«САМОЕ ДЛИННОЕ ПОЗДРАВЛЕНИЕ ДЛЯ САМОЙ ЛЮБИМОЙ БЛЯДИ МОЕЙ»:

КАК Я ПОТЕРЯЛ ИНТЕРНЕТ-НЕВИННОСТЬ

ЖИЗНЬ ДО ГРЕХОПАДЕНИЯ

ЖИЗНЬ ПОСЛЕ СМЕРТИ


ПРОДОЛЖЕНИЕ ИСТОРИИ:

СМЕРТЬ ПОСЛЕ ЖИЗНИ

ЗАБВЕНИЕ

ОЧЕНЬ ЛИЧНОЕ И СОВСЕМ ЗИМНЕЕ



Tags: Гумберт Гумберт, Кемерово, Лолита, Сергофан Прокудин, блядь, бухло, ебля, женщина, история любви, ложь, любовь, минет, мурочка, отчаяние, пизда, предательство, секс, смерть
Subscribe

promo sergofan_prok september 1, 2015 11:12 20
Buy for 50 tokens
Всю свою жизнь я стремился дистанцироваться от игр в демократию, будь то декоративное народовластие советского розлива либо новорусские свободные выборы по ельцинско-путинскому образцу. Здравый смысл и заветы предков-староверов убеждали меня не связываться с политическими напёрсточниками…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments