sergofan_prok (sergofan_prok) wrote,
sergofan_prok
sergofan_prok

Category:

ЗАБВЕНИЕ

Забвение

В старом советском фильме «Романс о влюблённых» герой, преданный любимой девушкой, никак не может поверить в это и мечется по железнодорожной платформе в чужой человечьей толпе, и надсадно кричит от раздирающей его грудь боли, пока не падает замертво. В следующем кинокадре, вмиг ставшем из цветного монохромным, герой уже сидит в заводской столовке и безразлично жуёт перловку в окружении бытовых запахов и звуков. Думалось, вот так и должен выглядеть ад для живого мертвеца с разорванным сердцем: стены, до половины выкрашенные снизу казённой тёмной краской, мелькающие вокруг грязные спецовки и ощущение застывающего на нёбе скользкого слоя комбижира, на котором жарят общепитовские котлеты.


Когда я расстался с тобой, то первое время тоже ощущал себя андроидом, по инерции движущимся среди людей на остатках отработанного топлива. В своём личном бездушном аду я жрал всякую херню, не осознавая её вкуса, спал, где придётся и с кем ни попадя, а будущее наглухо было зашторено от меня пыльным чёрным занавесом. Конечно же, господа хорошие, я изначально был неправ, придавая такое огромное значение отношениям с женщиной. Кто спорит? Мужик не должен ставить свою жизнь в зависимость от слабого сучьего племени и тем более – не воздвигать на этом мягком камне церковь свою.

Как я уже понял потом, огромным благом для меня оказалось то, что, бросив тебя, я одновременно остался ещё и без крыши над головой, без работы и денег. Потому весь следующий год стал для меня непрекращающимся стремлением остаться в живых, выстоять, удержаться на плаву. У меня не было возможности рассиропливаться в соплях, мне некогда было бухать, оплакивая несбывшееся счастье, – на карту было поставлено слишком многое: самосохранение и самоуважение. Через полгода я понял, что выжил, ещё через полгода начал подниматься на ноги, зарабатывать приемлемые деньги, обустраивать свой нехитрый быт, со смаком ебать девок и баб, особо не фиксируясь ни на одной из них. Жизнь стала обретать запахи и краски. Выбросы тоски происходили всё реже и реже, как правило, по пьянке (помню, как-то утром, проснувшись с похмелья, я обнаружил, что накануне пытался в беспамятстве дозвониться до тебя, а в другой раз нашёл в своём мобильнике злобную СМС, отправленную тебе), пока наконец подсознание не успокоилось и стало даже показывать мне сны с твоим участием, не опасаясь более за моё душевное здоровье. В очередной раз время оказалось наилучшим медработником для всех, скорбных душой.

Вроде бы наша с тобой история и приблизилась к своему логическому концу, но чего-то не хватало – какой-то коды, финального аккорда, точки в последней главе долгого романа. Этой жирной точкой неожиданно стал багровый глаз светофора, когда вечером пятницы в громыхающем музыкой салоне машины я спешил после работы на долгожданную встречу. Тормознув у ограничительной черты, я мельком глянул на часы и терпеливо принялся ждать, пока редкие крестьяне пробредут предо мной с одного берега асфальтовой реки на другой.

По пешеходному переходу двигалась семья, на которую я сразу не обратил внимания: мало ли народу шастает серыми тенями на периферии моего сознания. Высокий дрищ толкал впереди себя детскую коляску, а за ним семенила маленькая худенькая бабёнка. Сфокусировал я взгляд на них лишь тогда, когда заметил, как женщина приостановилась и начала вглядываться в меня сквозь лобовое стекло машины. И тут до меня медленно начало доходить, что я вижу тебя, что тощий мужик – и есть тот самый осчастливленный тобой ёбарь, и что в коляске угнездился пиздёныш, которым тебе наконец-то удалось разродиться.

Ступор длился доли секунды, за которые я успел разглядеть тебя. Роды и сожительство не очень-то пошли тебе на пользу: сиротская зелёная курточка, замученное худое лицо, волосы, потерявшие свой красивый каштановый цвет и ставшие серыми. Так выглядит недавно ощенившаяся сучка, сосцы которой до полного изнеможения затеребили голодные кутята. Спохватившись, ты кинулась догонять своего опездола, начала толкать его кулачком в спину и указывать на меня, что-то торопливо объясняя. То ли наше расставание хоть чему-то научило тебя, и ты оперативно информировала своего нынешнего самца о появлении бывшего, пусть даже он и обрисовался на горизонте совершенно случайно. То ли ты хотела живьём продемонстрировать ёбарю бросившего и опозорившего тебя на весь свет монстра. Впрочем, сожитель твой не сразу въехал, чего от него хотят, обернулся и вытаращился на меня, по-идиотски скосоротившись. Потом отмахнулся и покатил дальше коляску, в которой покоилось его пускающее пузыри наследство.

Вы пересекли проезжую часть и остановились на тротуаре, всё так же безмолвно глядя на меня. Это до смешного походило на то, как семья нищих приходит на вокзал и торчит на перроне, уставившись в проносящиеся мимо окна международного экспресса и мечтая умчать на нём в иные палестины. Что означало это безмолвное разглядывание, так и осталось непонятным для меня. Может, вы ожидали, что я выберусь наружу и спляшу джигу прямо на крыше своего авто? Или кинусь к вам с поздравлениями в честь благополучного разрешения от бремени? Или начну прямо на асфальте биться в смертных конвульсиях, пуская горлом кровь и пену?

Я лишь описываю происходившее так долго. На самом деле вся ситуация длилась полторы-две минуты, не более, пока перпендикулярный поток машин пересекал перекрёсток. За это краткое время я успел рассмотреть живую картинку, прислушаться к себе и удивиться: при виде тебя я не ощущал ни любви, ни печали, ни даже злорадства. Там, где когда-то пульсировал внутри меня огненный болевой комок, было тихо и спокойно. И тогда я понял, что получилось всё, о чём я так долго мечтал: мне удалось избавиться от наркоманской зависимости, я более не испытываю ломки без твоего тела и уже не мечтаю до дрожи сунуть в него хуй.

Молодец, ты нашла-таки свою пристань и уцепилась за неё лисьим усилием воли. Последняя попытка женского естества, уже начинающего неумолимо ссыхаться от времени, увенчалась успехом: ты исхитрилась завлечь и удержать молодого самца, а потом ещё и добиться, чтобы тот обрюхатил тебя. Надеюсь, в итоге ты всё же обрела личное счастье, иначе для чего тогда были все эти годы твоих блужданий по жизни и бестолкового блядства, череда глупых ошибок и стрёмных предательств? Во мне самом, когда осыпалась ненужная шелуха переживаний, осталось лишь тёплое воспоминание о смешной жизнерадостной девочке, заполнившей своим щебетом и светом почти восемь лет моей судьбы. Теперешняя ты не имела ничего общего с ней, и это было к лучшему для меня.

Я оказался избавлен от печальной необходимости каждодневно наблюдать твоё резко ускоряющееся старение, как у каждой женщины, впервые родившей в возрасте глубоко за тридцать. Я почувствовал даже какое-то подобие чувства благодарности к ёбарю, который добровольно принял на себя мою карму, еженощно делил теперь ложе с твоим костлявым тельцем, а ещё до самой смерти был обречён толкать впереди себя колесницу своего отцовства. Я облегчённо выдохнул оттого, что лежащий в коляске спиногрыз – не мой: тебе удалось напоследок не только убить во мне жалость к женщинам и порушить понятия о целесообразности семейной жизни, но и ликвидировать всякое желание иметь ещё детей. С течением времени монада перевернулась с точностью до наоборот, и, при всех моих душевных потерях, получилось, что мне повезло, и я вовремя соскочил с отношений, не имевших перспективы. Когда короста неимоверного отчаяния и непрекращающейся боли засохла и отвалилась, оказалось, что я выбрался из этой передряги ещё более свободным, жёстким и энергичным зверем. Воистину: всё, что не убивает нас, только прибавляет нам сил для движения дальше – вперёд и вверх.

Один из несбывшихся возможных вариантов моей жизни стоял на дорожной обочине и смотрел на меня двумя парами глаз. Зажёгся зелёный огонь светофора, и я тронул машину дальше по улице, всё сильнее нажимая педаль газа. Был вечер пятницы, и за бутылкой вина меня ожидала приятная встреча с девушкой примерно такого же возраста, какой был у тебя, когда мы познакомились почти десять лет назад. Смеркалось, и я, скалясь, летел весёлым мефистофелем на своём авто по апрельским улицам, уезжая от своего прошлого. Навсегда.




НАЧАЛО ЦИКЛА
«САМОЕ ДЛИННОЕ ПОЗДРАВЛЕНИЕ ДЛЯ САМОЙ ЛЮБИМОЙ БЛЯДИ МОЕЙ»:

КАК Я ПОТЕРЯЛ ИНТЕРНЕТ-НЕВИННОСТЬ

ЖИЗНЬ ДО ГРЕХОПАДЕНИЯ

ЖИЗНЬ ПОСЛЕ СМЕРТИ

СМЕРТЬ ПОСЛЕ СМЕРТИ

СМЕРТЬ ПОСЛЕ ЖИЗНИ


ОКОНЧАНИЕ ИСТОРИИ:

ОЧЕНЬ ЛИЧНОЕ И СОВСЕМ ЗИМНЕЕ


Tags: Гумберт Гумберт, Кемерово, Лолита, Сергофан Прокудин, блядь, бухло, воспоминания, ебля, женщина, история любви, ложь, любовь, минет, мурочка, отчаяние, пизда, предательство, секс
Subscribe

  • НЕ ХОДИТ ПРАВЕДНИК НА СОВЕТ НЕЧЕСТИВЫХ

    Развернувшиеся в интернете гoвнoтёрки по поводу дилеммы, ходить или не ходить голосовать по поправкам в конституцию, человеку разумному…

  • ВОЛШЕБНЫЕ ОЧКИ КОРОНАВИРУСА

    Не раз за последнее время мне приходилось слышать фразу «После пандемии коронавируса мир уже никогда не станет прежним», хотя…

  • X-ФАЙЛЫ ИЗ БАРДАЧКА «КОПЕЙКИ»

    Тема эта выскочила нежданчиком. Надо отметить, что автолюбитель из меня – как из г o вна пуля. Но хотя я впервые сел за…

promo sergofan_prok сентябрь 1, 2015 11:12 20
Buy for 50 tokens
Всю свою жизнь я стремился дистанцироваться от игр в демократию, будь то декоративное народовластие советского розлива либо новорусские свободные выборы по ельцинско-путинскому образцу. Здравый смысл и заветы предков-староверов убеждали меня не связываться с политическими напёрсточниками…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 44 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →